Новости



«Этажи-2018»


Дмитрий Мосьпан, тенор-саксофонист и композитор из Москвы, выступил вместе с биг-бэндом No comment и вокалисткой Алиной Романович 21 сентября. Мы узнали у мастера джаза об искусстве импровизации, о том, как происходила подготовка к концерту и что отличает белгородскую публику.


— Как вы решили выступать на «Этажах» и как проходили репетиции?
— Меня пригласил Игорь Овчаров, дирижер биг-бэнда. Переговоры быстро пришли к общему знаменателю. Мы договорились и стали дистанционно обсуждать программу. Я прилетел 20 сентября, и за одну репетицию мы сделали весь концерт.


— Как удалось так быстро сыграться?
— Удалось за счет хорошего профессионального уровня музыкантов. Ребята готовились отдельно, я отдельно. Я им заранее высылал партитуры с моими композициями. У меня большой опыт работы с оркестрами, так как я постоянно гастролирую. В последнее время выступал с коллективами астраханского биг-бэнда, курского. За месяц это уже пятая программа, которую я выучил и отыграл.


— Часто ли вы бываете на таких фестивалях?
— «Этажи» - фестиваль широкого спектра, на таких бываю нечасто. В основном приходится иметь дело со специализированными, сугубо музыкальными фестивалями. Здесь хочется и на другие концерты посмотреть, но приоритетнее пообщаться с музыкантами.


— А вы давно пишите музыку?
— Лет 20 уже. Композиторами можно назвать и тех людей, которые импровизируют, потому что импровизация - та же композиция, только в реальном времени.


— А что вам больше нравится: импровизация или подготовленное сочинительство?
— Все от настроения зависит. Иногда активное, зажигательное настроение - хочется проявить себя, не зацикливаясь на каких-то моментах, импровизировать. А иногда хочется посидеть, подумать, посочинять. Эти процессы естественны для человека, для музыканта. Что касается аранжировки, там вообще надо сидеть долго, все продумывать.


— Может ли неподготовленный слушатель воспринимать джаз?
— Неподготовленный слушатель может воспринимать не только джаз, но и любую музыку. Главное - насколько ее качественно исполняют и насколько слушатель открыт. Человек на сцене должен что-то открывать, вызывать эмоции, потому что джаз нужно слушать не только «мозгами», но и сердцем, эмоциями.


— А как вам белгородская публика?
— Очень культурная, грамотная, чуткая публика.


Беседовала Елизавета Куравина.


Источник: перейти

13 сентября, в Астрахани отметили юбилей джазового оркестра!


Настоящий подарок зрителям в свой день рождения сделал эстрадно-джазовый оркестр Астраханской филармонии. На сцене прозвучали лучшие джазовые композиции и уникальные аранжировки. Каждый номер публика встречала бурными овациями. Вообще, в этот вечер в зале не было свободных мест.


Поздравить астраханских джазменов приехали звезды международного уровня: саксофонист Дмитрий Мосьпан, трубач Виталий Головнев и джазовая певица Дэниз Кинг. Для последней прошедший концерт стал вторым в России. Астраханский зритель тепло встретил гостей сцены.


Поздравила коллектив с юбилеем и министр культуры и туризма Астраханской области Галина Зотеева. Она поблагодарила артистов за потрясающий вечер и вручила благодарственные письма и почетные грамоты наиболее отличившимся музыкантам оркестра.


"30 лет - это история, это 500 программ. Эстрадно-джазовый оркестр любим астраханцами. Он известен за пределами Астраханской области. В нашем городе уже много поклонников джаза, и я среди них", - обратилась к артистам со сцены Галина Зотеева.


VITALY GOLOVNEV AND NEW YORK ALL STARS SEXTET


Vitaly Golovnev - труба (США)
Denise King - вокал (США)
David Gibson - тромбон (США)
Mike LeDonne - рояль (США)
Ben Wolfe - контрабас (США)
Carl Allen - барабаны (США)
Дмитрий Мосьпан - саксофон (Москва)


Дмитрий Мосьпан и Jazz Friends - юбилейная программа "20 лет в Большом джазе"


11 мая в Клубе Игоря Бутмана Квартет Дмитрия Мосьпана и Jazz Friends представят юбилейную программу «20 лет в Большом джазе» - в честь дня рождения лидера проекта! На праздничном концерте соберутся самые известные музыканты нашей страны, прозвучат популярнейшие джазовые хиты, а также стильные, мелодичные, мастерски исполненные авторские композиции Дмитрия из его альбома «On The Waves».


В честь такого события представляем интервью с потрясающим музыкантов, аранжировщиком и композитором, Дмитрием Мосьпаном.


Совсем скоро ты будешь отмечать не только свой собственный юбилей, но и юбилей своей профессиональной деятельности, ведь ты уже «20 лет в большом джазе». Давай вспомним, каково это было в 14-15 лет попасть в оркестр Олега Лундстрема?


На самом деле, тогда попасть в оркестр для меня было большой неожиданностью. Я начал там играть даже раньше, примерно в 13 лет. Просто сначала приходил на замены, сотрудничал с разными музыкантами из этого коллектива. Тогда до конца не понимал, что со мной происходит. Но я действительно был увлечен серьезной музыкой, слушал Колтрейна, снимал его записи (записывал нотами – прим.ред). Для меня вся эта ситуация казалась сказкой. Только представь, в одно мгновение я очутился в мире больших музыкантов. А если говорить про дедушку Лу (речь об Олеге Лундстреме, руководителе оркестра – прим.ред.), то он, вообще, показался мне волшебником.


Во всей этой сказочной истории, интересно понять, как ты мог там очутиться в таком раннем возрасте?


Дело в том, что я пришел на место Александра Пищикова (это один из самых известных и даже, если можно так сказать, революционных музыкантов того времени). Он собирался иммигрировать в Германию, и таким образом освобождалось место в оркестре. Меня туда порекомендовал мой дядя Денис Швытов, который играл у Лундстрема первого альта. Сам он тогда учился у Александра Викторовича Осейчука, в РАМ им. Гнесиных. Я очень тесно общался со всеми его студентами, так как жил в общежитии при Гнесинке (Общежитие Российской Академии музыки имени Гнесиных – прим.ред.) у Дениса. Я часто играл на джемах, которые в то время проходили по средам у Александра Эдельмана в «Джаз Арт Клубе» на Беговой. В этом месте собиралась продвинутая джазовая тусовка, туда приходили мэтры, поэтому я одной рукой играл, другой держался за Дениса. Было немного страшно, хотя атмосфера создавалась доброжелательная. Помню, часто видел там Игоря Михайловича Бриля и его сыновей. Мне казалось, что они боги. Вроде только недавно они приезжали на фестиваль в мой родной город Волгоград, и я восторженно смотрел на них из зрительного зала, а потом прошло не так много времени, и вот они, все в одном клубе, на одной сцене.


То есть, получается, к тому моменту, как ты попал в оркестр Олега Лундстрема, ты закончил только музыкальную школу у себя в Волгограде.


Да, но я одновременно в этом же городе ходил на подготовительные курсы, чтобы поступить в Волгоградское училище искусств. Дмитрий Рафаэлович Арутюнов какое-то время подтягивал меня по импровизации.


Вообще, я с 6 лет начал заниматься на скрипке в детской музыкальной школе №1 города Волгограда. Спустя 3 года перешел на кларнет к Е.А. Суходольскому. В 11 лет стал играть на сопрано-саксофоне (помню, как был счастлив, когда мама мне его купила). Тогда, кстати, я и понял, что саксофон – это то, на чем я действительно хочу играть. Меня это очень вдохновило. И поэтому в 12 лет я продолжил обучение на тенор-саксофоне в Московском Государственном Училище Духового Искусства у Томаса Георгиевича Геворкяна.


А в оркестре Олега Лундстрема на каком саксофоне ты играл?


К тому моменту основным стал тенор-саксофон, но там приходилось играть и на сопрано-саксофоне, и даже на бас-саксофоне. А в 16 лет я познакомился с Игорем Бутманом и стал играть в его оркестре еще и на баритоне.


Скажи, в такой юном возрасте тебя брали на гастроли?


Да, конечно. Это было удивительно! Первая моя поездка была в США. Мы выступали на фестивале в Санта-Барбаре. Там же играли и очень известные музыканты, такие как, например, Дэйв Брубек и Лэс Маккэн. Я солировал в композиции Олега Лундстрема «Усы папаши» и ‘Lady luck’ («Госпожа удача») как раз на бас-саксофоне. Держал я его крепко, но размером он от меня не сильно отличался.


А есть ли различия между тем, как ты воспринимал и играл джаз 20 лет назад и сейчас?


Ты знаешь, различия в том, что сейчас больше опыта и больше знаний в плане гармонии, импровизации.


А сам образ джаза изменился для тебя за это время?


Конечно, в 14-15 лет в этом во всем больше загадки, магии. А ощущения не изменились. Эмоции я и сейчас испытываю всё те же.


Какие? Можешь описать?


Не знаю даже, как описать радость, когда ты будто бы находишься в сказочном месте, погружаешься в особую атмосферу, кажется, что от тебя зависит все. Есть ощущение, что ты управляешь ситуацией. Это окрыляет… Иногда кажется, что ты летишь, иногда, наоборот, такое чувство, что ты погружаешься в какие-то глубины. И все это меняется в зависимости от музыки, которая звучит в данный момент. Но, в основном, все связано с природой и свободой. Джаз – это самая свободная музыка, которую люди создали, но при этом в ней такая глубина…


Мне, честно, иногда очень грустно наблюдать за зрителями, которые приходят на джазовый концерт в первый раз. Для многих джаз – это какие-то ультразвуки. На самом деле, чтобы слушать джаз, нужно понимать его разумом, а чувствовать душой.


Да, зрители бывают разные... А какие изменения, по-твоему, произошли с самой джазовой музыкой за последние 20 лет в России?


Я слушаю записи людей, которые играли в 60-е годы в СССР и чувствую, что уровень был очень серьезный. Эти советские исполнители не уступали своим западным коллегам. Я говорю про таких людей как Геннадий Гольштейн, Константин Носов, Михаил Окунь, Герман Лукьянов, Николай Левиновский. Можно очень много перечислять.


Изменения вижу в системе образования. Джазовая школа в России стала крепче, благодаря, кстати говоря, таким педагогам как Осейчук и Бриль. Они вырастили уже несколько поколений профессиональных музыкантов.


Но кардинально, мне кажется, с 60-х годов не поменялось ничего в мировом джазе. То, что сделал квартет Колтрейна, Майлз Дэвис и многие другие великие люди – это то, на что все и сейчас опираются. Просто везде джаз идет своей дорогой. В Америке, например, направленность джаза разнится даже от города к городу. Например, в Нью-Йорке больше современного, modern джаза. В LA ( Los Angeles – прим.ред.) джаз ближе к популярной музыке. В Новом Орлеане можно чаще, чем в других местах, услышать традиционный джаз.


Просто сейчас музыка стала более технологичной и отточенной, появилось больше исполнительских приёмов, то есть изменился подход, но основа осталась такой же.


А что можешь сказать про себя? Как ты изменился за последние 20 лет?


Со мной много чего произошло. Сотрудничал с замечательными музыкантами, получал опыт, понимал, что нужно от каких-то вещей отходить в пользу развития. Таким образом, формировалось мое собственное отношение к джазу. В итоге, я осознал, что нельзя замыкаться на каком-то одном стиле, иначе дальше пути нет. Например, я очень долго слушал Колтрейна. Но, на самом деле, помимо него есть масса интересных саксофонистов. Возможно, они менее великие – (к Сонни Роллинзу это не относится, он для меня находится на одном уровне с Трейном) – но у них тоже есть чему поучиться.


Одним из самых известных фактов о тебе является то, что ты победил в телепроекте «Большой джаз» на канале Культура, где в качестве главного приза получил ангажемент на 10 дней в Новый Орлеан. Чем понимание джаза американцев отличается от нашего?


У них более свободное отношение ко всему. Новый Орлеан они называют big easy, имея в виду атмосферу спокойствия и расслабленности, которая там царит. Ты гуляешь по улицам и слышишь джаз отовсюду. Люди просто живут этой музыкой.


Почему ты не уехал жить в Америку, ведь тебя принимали за своего все те великие музыканты, с которыми тебе успешно удавалось сотрудничать?


Ну, во-первых, потому что здесь моя семья. А, во-вторых, я туда приезжал больше 20 раз за 15 лет работы в оркестре Игоря Бутмана. Можно сказать, за все это время успел там нажиться. В детстве была такая мечта – жить в Америке. Но потом я понял, что Россия мне роднее. Здесь я понимаю свое место. И, конечно, там большая конкуренция, местные музыканты сталкиваются с огромными трудностями, прежде чем добьются признания. А в Москве мне всегда хватало работы, была огромная занятость, поэтому я решил здесь остаться. В Америке темп жизни еще более интенсивный, а мне, честно, не хочется все время бегать по халтурам, чтобы заработать на кусок хлеба. Хочется больше играть в клубах и выступать на хороших площадках, иметь время для индивидуальных занятий на инструменте, для написания музыки, да и просто, наверное, каждому необходимо иногда посидеть и подумать о жизни.


Во время одной из поездок с оркестром Игоря Бутмана в Нью-Йорк, ты записал свой дебютный диск OnTheWaves («На волнах») вместе с VitalyGolovnev (труба, флюгельгорн), GeraldCannon (контрабас), Benito Gonzales (рояль), Rodney Green (ударные). Это как-то повлияло на твою творческую жизнь в России?


Не могу сказать, что как-то сильно повлияло. Тура у меня никакого не было, была только скромная презентация и несколько концертов. Сильно это событие я не афишировал. Но для меня важно, что я приобрел бесценный опыт работы с такими потрясающими музыкантами и что остались ценные контакты. А помог мне с поиском людей для записи и организацией процесса мой друг, трубач Виталий Головнев, который тогда уже долгое время жил в Америке. Я ему, конечно, очень благодарен.


Альбом на iTunes


В 2004 году ты расстался с оркестром Олега Лундстрема, окончательно перейдя на работу в оркестр Игоря Бутмана. Но спустя достаточно большое количество времени ушел и из этого коллектива. Каждый уход – это желание реализовать амбиции, попробовать что-то новое? Или есть другие причины?


Знаешь, все происходило очень естественно. Когда я ушел из оркестра Лундстрема, я уже играл в оркестре Игоря Бутмана и Виктора Лившица. Да и после смерти дедушки (Олега Лундстрема – прим.ред.) там все очень сильно изменилось. На место маэстро пришел другой дирижер, Георгий Арамович Гаранян, и мы стали играть не совсем джазовую музыку. Таким образом, проработав в этом коллективе 7 лет, я понял, что мне больше там задерживаться не стоит. Тем более, что с Игорем ( с Игорем Бутманом – прим.ред.) всегда было интересно, и в плане репертуара, и в том плане, что он давал возможность молодым музыкантам себя проявить. С записью диска он тоже мне очень сильно помог. А потом, после 15 лет сотрудничества, он, видимо, почувствовал, что пора меня отпускать в свободное плавание. При этом Игорь, по-прежнему, меня поддерживает, приглашает на свои фестивали и концерты.


И каково тебе сейчас в свободном плавании?


Прекрасно себя ощущаю. В то время, когда я ушел из оркестра Бутмана, мы уже много лет сотрудничали с Вадимом Эйленкригом. Я сначала писал музыку для его малого состава. Потом, в 2016 году, когда он стал лидером своего оркестра, я написал много аранжировок и для большого состава. Сейчас с Вадимом по-прежнему работаем вместе. Я ему очень благодарен за то, что он поверил в меня как в аранжировщика и, вообще, очень серьезно ко мне относится и многое доверяет в плане творчества.


В каких проектах ты еще занят?


На первом месте в настоящий момент – мой квартет. В последнее время я выступаю с братьями Ивановыми, с Андреем и Михаилом. С Андреем мы знакомы уже 19 лет. Он был первым контрабасистом в оркестре Игоря Бутмана. Он виртуозный исполнитель и харизматичная личность. А Михаил очень классный пианист и талантливый композитор. В 2015 году они пригласили меня в качестве композитора-аранжировщика и солиста выступить в зале П.И. Чайковского с Симфоническим оркестром Москвы «Русская филармония». Это была музыка в стиле crossover. До этого я делал аранжировки для биг бэнда: сотрудничал с оркестром Курской филармонии, привозил свои аранжировки в Астрахань. 19 мая поеду в Ногинск на фестиваль Sugar Fest играть свою музыку с биг бэндом п/у Александра Дубровского. Игорь Бутман когда-то тоже давал мне возможность писать аранжировки для его оркестра. В последний раз мы исполняли их в Доме Музыки.


У меня даже были мысли собрать свой оркестр, потому что материала уже накопилось достаточно, но это все очень трудно. Поэтому я с огромным уважением отношусь к Петру Востокову, который смог организовать работу своего оркестра, за которым люди пошли и в которого поверили.


С 2012 года ты преподаешь в ГКА имени Маймонида. Не все музыканты горят желанием преподавать. Почему ты этим занимаешься?


Это моя постоянная работа, и я очень горжусь тем, что являюсь преподавателем именно в академии Маймонида. Там доброжелательная атмосфера, можно без проблем взаимодействовать с руководством, все обсуждать. Для меня преподаватель – это не тот, кто «тащит за уши». Это тот человек, который может помочь раскрыться индивидуальности. К каждому у меня свой подход. Мне очень приятно, что перед вступительными экзамена, ко мне выстраивается очередь. То есть ребята действительно приходят, чтобы научиться чему-то от меня. И, Слава Богу, я еще способен продемонстрировать на инструменте то, о чем говорю и какого результата жду от них.


Вообще, процесс преподавания для меня не только очень интересный, но и полезный. Чем больше я занимаюсь со студентами, тем больше вижу, что мне нужно в своей игре исправить, в какую сторону развиваться. Они тоже меня обучают: приносят новые записи, я начинаю интересоваться новыми музыкантами, больше слушать, анализировать. Получается такое взаимное обогащение.


Каким ты видишь своё будущее через ещё 20 лет? Будет ли оно однозначно джазовым?


Я так далеко не заглядываю. Есть планы на ближайшие 5 лет. И, конечно, в основном, все они связаны с музыкой.


Можно ли сказать, что без музыки ты, вообще, не видишь себя?


Профессиональные музыканты, в принципе, и есть музыка. Они состоят из музыки на молекулярном уровне. Что бы они ни делали, их мысли все равно настроены на музыкальную волну. Бывает даже так, что чем дальше ты от музыки, тем ближе она к тебе. Потому что не всегда получается думать о ней, зарабатывая ею на жизнь. И, наоборот, стоит от нее отвлечься, как она тебя начинает притягивать еще сильнее.


Что для тебя в жизни самое главное?


Сейчас для меня главное – это свобода, развитие новых аспектов в творчестве и духовное обогащение.


Беседовала Polly Po


_________________________


Дмитрий Мосьпан - саксофонист, композитор, аранжировщик, преподаватель, победитель телепроекта «Большой джаз».


Музыкальную карьеру Дмитрий начал в 14 лет, поступив в Оркестр Олега Лундстрема, где в течении 7 лет под управлением мэтра приобретал опыт оркестровой игры и постигал основы импровизации. В 1999 году Мосьпан знакомится с Игорем Бутманом, и получает приглашение играть в его Биг-Бэнде, - сначала партию баритон-саксофона, а затем - первого тенора. Это сотрудничество продолжается по настоящий момент.


В 2005 году музыкант проходил стажировку в университете "New School" в Нью-Йорке, по обучающей программе "Open World". Выступал в легендарном нью-йоркском клубе "Blue Note" в составе ансамбля "Open World Russian Octet" со специальными гостями: Clark Terry, Jimmy Hith, Kenny Barron. В 2010 году выступал c ансамблем Вадима Эйленкрига в Ялте на экономической конференции. Играл для Билла Клинтона (экс президента США). .


В 2012 году, в Нью-Йорке, состоялась запись сольного альбома Дмитрия - «On The Waves», на котором играют звезды нью-йоркского джаза: Benito Gonzales, Gerald Cannon, Rodney Green, Vitaly Golovnev.


За 20 лет музыкальной карьеры, Дмитрий успел поработать со многими известными российскими музыкантами, такими как: Герман Лукьянов, Георгий Гаранян, Валерий Пономарев, Николай Левиновский, Андрей Макаревич, Лариса Долина, Тимур Родригез, Вадим Эйленкриг, Виталий Головнев, Яков Окунь, Иван Фармаковский и многими другими…


А также неоднократно выступал со звездами мирового джаза: Wynton Marsalis, Randy Brecker, Joe Lovano, Bill Evans, Richie Cole, Mark Soskin (Sex in the Big City), Eddie Henderson, Ugonna Okegwo, Gene Jackson, Donald Edwards, Kevin Mahogany, Allan Harris, Jenn Parker, Irvin Mayfield, Herlin Riley и другими.


Принимал участие во многих международных джаз-фестивалях: «Santa Barbara International Jazz Festival», «Umbria Jazz Festival», «Jazz a Juan», «Wigan Jazz Festival», «Триумф Джаза», «Джаз в Саду Эрмитаж», «Усадьба Jazz», «Акваджаз. Sochi Jazz Festival», «World Jazz Festival», «Koktebel Jazz Party» и других.


Николай Моисеенко о Дмитрии Мосьпане:


"В 1998 году я поступил к Осейчуку! Сказать, что я был счастлив это не сказать ничего! Я был на олимпе, в окружении богов которые начали с тобой здороваться и вообще замечать тебя:) Это были Денис Швытов, Женя Соколовский и многие многие! В скором времени я узнал, что у Дениса есть брат и зовут его Дима. Что ему меньше чем мне, а играет он уже много лучше! Потом я его услышал-и это было реально что-то! Это была не Гнесинка, это было что-то другое, чего я на тот момент ещё не знал и не понимал! Как то придя на урок к Осейчуку я спросил его про Диму и получил примерно " ну что, ну Колтрейн, ну наснимали ну а своего нет!" И так как авторитет учителя для меня оочень важная штука-на сём я на время и успокоился.


Через какое-то время Виталик Головнев привёл меня в оркестр Игоря Бутмана и я оказался рядом с такими монстрами как Швытов, Бутман и Мосьпан. Тот концерт я помню. Я помню как играл Денис, помню как он вёл группу саксофонов и как было безопасно! Помню живую реакцию Игоря на каждое соло Димы! А соло было много-изобретательные, яростные и бескомпромиссные! Но что меня поразило больше всего-он был бесстрашен. Для меня, боящегося собственной тени и находившимся под давлением признанных авторитетов, такая свобода в игре была просто чём-то схожим с бунтом! Тот концерт был первым моим джазовым концертом, когда желание и возможности музыкантов были на одном высоком уровне и была музыка! В дальнейшем Дима только укрепил меня в ощущении, что тут не только " снял и играешь" а что-то другое, более важное!


Я продолжал учиться в Академии, не пропуская ни одного урока. И как-то на одном из уроков по ансамблю Александр Викторович закричал на одного из студентов: "дуй, просто дуй!!! посмотри на Мосьпана-он просто дует, а ты что-то придумываешь!".... И вроде подействовало:)


Дмитрий Мосьпан-по моему, один из самых важных саксофонистов для нас сегодня!"


Источник: перейти

Главный праздник весны – 8 Марта в этом году пришел на Псковскую землю вместе с «Большим джазом». Такое название получил концерт Симфонического оркестра Псковской филармонии из «VIP»-абонемента, включающего в себя главные музыкальные события текущего сезона. И сейчас смело можно сказать, что «Большой джаз» в Пскове стал одним из самых ярких моментов 73-го филармонического сезона, проходящего под знаком 20-летия Симфонического оркестра.


Концерт, прошедший в Пскове впервые, стал отголоском одноименного телевизионного проекта канала «Культура», чьи создатели отмечали, что организовали конкурс джазовых музыкантов с целью привлечь внимание телезрителей к одному из самых ярких и артистичных видов музыкального искусства и отдать дань уважения российским исполнителям, для которых джаз – не просто музыка, но смысл жизни.


Ярче других это доказал молодой, талантливый саксофонист Дмитрий Мосьпан, ставший победителем телепроекта и опередивший целый ряд блестящих исполнителей - пианистов, контрабасистов, гитаристов, ударников, трубачей и вокалистов. Его главным призом стала возможность отправиться на стажировку в Америку для совместной работы с американскими джазменами и известность везде, где только могли смотреть «Большой джаз».


А в праздничные дни в Пскове Дмитрий стал солистом концерта, в котором выступил совместно с псковским Симфоническим оркестром под руководством Эдуарда Банько и джазовыми музыкантами из Москвы - братом и сестрой Алексеем Чернаковым (фортепиано) и Дарьей Чернаковой (контрабас), а также Егором Крюковских (ударные) из Санкт-Петербурга.


Псковские слушатели, чей интерес был безусловно подогрет проектом канала «Культура», почти полностью заполнили БКЗ филармонии и аплодисментами приветствовали даже объявления музыкантов, встречи с которыми без сомненья ждали с нетерпением.


И музыканты сделали настоящий музыкальный подарок не только прекрасной половине человечества, но всем поклонникам джаза. Встреченные благодарными аплодисментами, прозвучали композиции Чака Рио «Текила», Кола Портера «Ночь и день», Билла Стрэйхорна «Мост Челси», Эдварда Рэддинга «Конец любовной истории» и др., где солировал Дмитрий Мосьпан. «Больше блюза» пожелала в композиции Антониу Карлоса Жобима Дарья Чернакова, выступив одновременно в ипостасях контрабасистки и вокалистки. А джазовое трио исполнило обработку известнейшей лирической песни Андрея Эшпая «Два берега», что вышла на эстраду из художественного фильма «Жажда» 1960-го года, и обрела невероятную популярность в исполнении известнейших тогда Майи Кристалинской и Гелены Великановой.


С тех пор и по сей день почти каждый знает:


«Я ждала и верила,
Сердцу вопреки:
Мы с тобой два берега
У одной реки.»


Бурю оваций вызвала всемирно известная песня Ирвинга Берлина «Puttin` on the Ritz» из репертуара псковского симфонического. И не удивительно! Её совместное исполнение оркестром и джазовым трио было отмечено неподдельным азартом и увлечением.


Часть программы концерта заняла музыка композитора Дмитрия Мосьпана. В исполнении автора с оркестром прозвучали его «Колыбельная для Марины» и «День рождения Дениса», а в пьесе «Сострадание» к солисту присоединился концертмейстер труб псковского оркестра Юрий Лепилин, также получивший аплодисменты псковской публики, как и весь псковский оркестр, для которого этот концерт стал новой творческой ступенью. Попав на волну великолепных музыкантов, он достойно выполнил свою роль в концерте, приобретя новый исполнительский опыт и получив от этого вечера истинное творческое удовольствие.


Композиция Берта Бакарака «Капли дождя падают на мою голову» напомнила слушателям популярные мелодии 70-х, а звуки музыки Ричарда Роджерса оживили в памяти многих великолепный одноименный киномюзикл 30-х годов, мелодичные темы которого известны всем и их проведению в исполнении Дмитрия Мосьпана вторил зал, не имея сил отказать себе в этом.


Завершил концерт «Святой Фома» Сонни Роллинса, за которым последовали овации восторженной публики, крики «Браво!» и одобрительный свист, позволительный в более свободной атмосфере джазового концерта. Традиционный бис и цветы солистам завершили праздничный вечер, оставивший слушателей в восторге и восхищении мастерством музыкантов. А самих артистов ждала дорога домой и московский поезд, в котором, хочется верить, они увозили тепло псковской публики, благодарной за встречу с джазом – не только музыкой, но особым настроением и состоянием души.


Источник: перейти

Новый импульс Вадима Эйленкрига. Маэстро сегодня - на пике исполнительской формы. Он выступает с разными коллективами, но предпочтение отдает тем, кто близок ему по духу и музыкальным пристрастиям. Свой новый проект – новый джазовый коллектив - Вадим Эйленкриг представил публике Московского дома музыки. Сообщает Анна Галинская.


Концерт начался еще до выхода на сцену. Звуков особых нет, разве что барабанная дробь по саксофону. Не столько репетиция, сколько привычка и волнение. Все-таки презентация нового Eilenkrig Orchestrа. Здесь важно, чтобы зрителей было много.


Пришли, и полный зал. Обещан был заряд энергии, да и рождение такого коллектива пропустить нереально. Лидер бенда Вадим Эйленкриг этот день назвал официальным днем рождения коллектива. Но эта формальность оказалась единственной за вечер. Ребята дали понять, что настроены творить свободу. И в жанре тоже. Говорят, даже слово «джаз» здесь неуместно.


«Я вообще пытаюсь отойти от слова «джазовый». Я надеюсь, что мой оркестр будет не похож на все остальные даже визуально, потому что я не видел свой оркестр в лаковых туфлях, вообще никак», - подчеркивает трубач Вадим Эйленкриг.


«Я очень впечатлен, что мы вот так сегодня выглядим, и в субботу у нас был концерт, никаких комплексов нет, на сцене так же раскованно себя чувствуем. Не знаю, вроде стильно», - говорит бас-гитарист Армен Мкртычян.


Армен Мкртычан – один из старожилов этого только что основанного оркестра. С Эйленкригом играют с 1999-го. Такая же история с Дмитрием Мосьпаном. Но в этом проекте он не только саксофонист, но и аранжировщик. Теперь узнаваемые мелодии звучат немного иначе.


«Фанк вместе с современным мейнстримом, вместе с латино, все в таком коктейле подается», - объясняет саксофонист Дмитрий Мосьпан.


За латино здесь отвечает приглашенный кубинский гость - Рэй Фромета. Правильный ритм – его задача.


Объединенные ритмом и свободой, они обещали настоящую сенсацию в музыкальном мире. И, кажется, этому коллективу можно верить.


Источник: перейти

Однажды в начале 60-х годов американские тенор-саксофонисты Sonny Stitt и Gene Ammons записали альбом "Boss Tenors in Orbit!", который попал в обзор Michael G. Nastos рейтинга Allmusic, а также повлиял на музыкантов разных поколений, в том числе и ведущих Российских музыкантов.


В основу программы, легли пьесы с этой пластинки, музыка из квинтета Эдди Девиса и Джонни Гриффина, авторские пьесы Сергея Головни, Дмитрия Мосьпана и Ивана Фармаковского.

Звёзды отечественного джаза - квартет Ивана Фармаковского из Москвы и саксофонист Олег Великанов из Ростова-на-Дону вместе с джаз-оркестром под управлением Алексея Назарикова подарили астраханцам трёхчасовое общение с музыкальным искусством.


Впервые в Астрахани выступил известный квартет музыкантов - желанный гость на джазовых программах в России и за рубежом. В его составе - лауреаты всероссийских и международных конкурсов: Дмитрий Мосьпан (тенор саксофон), который неоднократно выступал на филармонической сцене, Макар Новиков (контрабас), Александр Машин (ударные) и Иван Фармаковский (рояль), собравший музыкантов вместе. Астраханцев они порадовали авторскими композициями, которые пишут Мосьпан и Фармаковский, а также советскими песнями в джазовом оформлении.


«Мы играли то, что нам нравится, а, значит, были искренни и откровенны с публикой. Я считаю, что только так должно происходить знакомство слушателей с нашим творчеством, с современным отечественным джазом», - сказал пианист.


Настоящим музыкальным открытием для слушателей стали песни в джазовой обработке, которые у всех на слуху - «Татьянин день» и Романс Рощина из фильма «Разные судьбы». Синтез простой мелодии и насыщенных гармоний со своенравными ритмами пришёлся по душе ценителям джаза.


Сочно прозвучали джазовые стандарты в исполнении лауреата международных конкурсов Олега Великанова и джаз-оркестра, а также квартета Ивана Фармаковского. Дирижёр филармонического коллектива Алексей Назариков отметил, что в этот вечер в Астрахани играли исполнители, которых смело можно назвать визитной карточкой российского джаза.

Саксофонист сыграл вместе с курским с биг-бендом «Меллотон».


Музыканты исполнили известные джазовые мелодии, а так же собственные сочинения и аранжировки Дмитрия. Свою карьеру саксофонист начал в 14 лет, поступив в коллектив Олега Лундстрема. Там он получил опыт оркестровой игры и импровизации. С 1999 года Дмитрий Мосьпан играет в оркестре Игоря Бутмана. Постоянные турне позволили Дмитрию поработать со звездами американского джаза - Ричи Коулом и Джо Лованом. Курский бигбенд так же не оставил музыканта равнодушным.


Дмитрий Мосьпан, саксофонист: «Оркестр на крепком, хорошем, превосходном уровне. Мне кажется, музыканты - молодцы. Я с большим удовольствием играл с ними».


Ольга Шуваева, Вести-Курск

25 марта 2015 года в 18:00 в Курском государственном университете (Курск, ул. Радищева, 33) состоялся концерт - мастер-класс джазовой музыки. Джазовый концерт такого масштаба проходил в КГУ впервые. В зале не было свободных мест. Музыка была подобрана таким образом, что звучали самые известные джазовые стандарты. Это знаковое событие в культуре, имеющее приоритетное значение не только для Курского региона, но и всей России. В эпоху глобализации и мировых катаклизмов высокое искусство объединяет народы, укрепляет их веру в добро и справедливость, консолидирует созидательные силы, преобразующие окружающий мир.


Концерт джазовой музыки – творческая и гуманистическая задача победителей федерального конкурса проектов РосМолодежи, его бережное и особое внимание к культурным традициям России, Курского региона. Главная цель проекта – пропаганда лучших образцов русской и мировой музыкальной культуры, привлечение внимания жителей города к джазовой музыке. Проведение концерта на базе Курского государственного университета открывает также новые возможности для молодых творческих талантов, способствуют единению культур, сохранению и развитию отечественных традиций во имя взаимопонимания и мира на планете. И в этом заключена великая и благородная миссия проекта.


Участниками концерта станут победитель шоу "Большой Джаз" на телеканале Культура Дмитрий Мосьпан (саксофон), генеральный директор международного фестиваля «Джазовая провинция» Леонид Винцкевич, Сергей Винцкевич (бас-гитара), Эдуард Кальман (труба), Иван Хоров (труба), Юрий Скрипкин (ударные).


Источник: www.kdmt46.ru

Взгляд первый. «Там, за горизонтом…»


25 ноября на сцене Клуба Алексея Козлова состоялась одна из самых интересных джазовых премьер этой осени — концерт Beyond The Horizon Project, творческого союза ярких и востребованных музыкантов московской сцены Натальи Скворцовой (фортепиано) и Дмитрия Мосьпана (тенор- и сопрано-саксофоны). В этот вечер к ним присоединились контрабасист Сергей Корчагин и барабанщик Александр Зингер.


Концерт состоял из двух отделений. В первом звучали композиции Натальи Скворцовой, во втором — Дмитрия Мосьпана. Для того, чтобы ощутить всю целостность этого союза, необходимо было присутствовать именно на обоих отделениях, ведь музыка этих авторов очень разная.


Наталья Скворцова: — Моя музыка — образная, яркая, наполненная эмоционально и в большой степени программная. Программность — это то, чего я стараюсь добиться.


В первом отделении прозвучала необычная пьеса «Приметы», которая, судя по реакции зала, особенно понравилась зрителям. Её можно назвать одной из самой близких к традиционному джазу. Пьеса чувственная и одновременно сдержанная, с запоминающейся темой. Композиция «Мантры» очень эклектична, в ней задействованы самые разные стилистические элементы. Она действительно программна — автор ставит перед собой задачу перенести слушателя в другой мир, где царят звуки дождя.


В композициях Мосьпана преобладает совсем другое настроение. Самое главное для Дмитрия — импровизация, он отдаётся ей со всем чувством. Забавные названия достаточно серьёзных пьес («Станция «Электрон»») заставили зрителя улыбнуться. Вторая часть концерта оказалась в целом более напористой и экспрессивной, хотя, например, композиция Мосьпана «Колыбельная» достаточно лирична. Оба отделения объединили сложные ритмические решения, которые доступны далеко не каждому неподготовленному слушателю. И только в самом конце программы музыканты порадовали публику своей интерпретацией джазового стандарта «Summertime».


ДАЛЕЕ: интервью участников Beyond The Horizon, второй взгляд и ВИДЕО!


После концерта мы немного побеседовали с участниками коллектива и их продюсером, Виктором Радзиевским.


Наталья Скворцова: Название «За горизонтом», Beyond The Horizon, придумал продюсер этого проекта — Виктор Радзиевский, и мне оно очень понравилось. Суть в том, что нам, музыкантам, немного утомительно ходить по одному и тому же замкнутому кругу, хочется разомкнуть его и пойти дальше. Желательно туда, где мы еще не были.


Виктор Радзиевский: Мне представился мир идей великого греческого философа Платона: есть мир идей, где существует сразу всё, и мир явлений, где они возникают как объекты. Я подумал, что горизонт — это место, где мир идей и мир явлений пересекаются. Это всегда что-то новое, всегда какие-то идеи и образы. Это то, что талантливые музыканты, транслируя через себя, могут привнести в наш мир. Поэтому возникло такое название «За Горизонтом» или Beyond The Horizon для наших англоязычных слушателей.


Вы относите себя к «русской импровизационной музыке». Как вы можете определить это направление?


Наталья Скворцова: Образная, яркая, наполненная эмоционально, программная в большой степени. Последнее — это то, чего лично я стараюсь добиться. Мы играем оригинальные композиции и стараемся выбирать пьесы, которые нам самим интересно играть, которые для нас самих открывают какие-то новые горизонт. Это наш выбор, это наше любопытство.


А есть такие композиции, которые вам больше всего нравится играть — например, из тех, что прозвучали сегодня?


Дмитрий Мосьпан: Для этой программы все композиции избранные. У нас масса музыки, которую мы могли бы сыграть, но в данном коллективе было интересно представить именно эту программу. Каждая композиция была подобрана в таком порядке, и можно сказать, что одна дополняет другую. Все композиции любимые и желанные.


ВИДЕО: Beyond The Horizon «Колыбельная»




Давайте вернемся к определению «русская импровизационная музыка». Какие русские черты она вобрала в себя, на ваш взгляд?


Виктор Радзиевский: Наше восприятие русской импровизационной музыки достаточно субъективно, потому что такого определения в теории музыки мы ещё не встречали. Как о таковой заговорили о ней только мы с Натальей в последние несколько лет. «Русская импровизационная музыка» — это та реальность, которая окружает музыкантов, выросших в России, в окружении русской реальности. Американская культура, несомненно, повлияла очень сильно. Потому что любить джаз и не любить американскую джазовую культуру очень сложно. Но в условиях, которые есть сейчас, зачем русским повторять за иностранной культурой? Это же уже было, причем было многократно. Нужно же делать что-то своё.


Наталья Скворцова: Мы сегодня играли песню, которая называется «Северное море». Я — человек, который всю жизнь живёт в Москве, — съездила в Прибалтику, что, в общем-то не так далеко; увидела прекрасную природу, море, местные пейзажи… И так родилась песня. Музыканты говорят, что она совсем ни на что не похожа, и играть ее сложно и интересно. Но это не потому, что я хотела быть на кого-то непохожей. Песня получилась такой, потому что это мои эмоции, мысли, ощущения по поводу того, что я вижу. Она совсем не «американская» по мелодии, по эмоциональному состоянию, по сочетанию аккордов.


Дмитрий Мосьпан: Самое главное, чтобы это звучало свободно, естественно и непринужденно. Это основная тематика. Когда мы что-то собираемся сыграть, мы заранее не планируем, что это должно произвести какой-то эффект. Мы стараемся отталкиваться, в первую очередь, от сердца, от своего внутреннего голоса и состояния. А как в итоге выйдет — одному Богу известно.


Наталья Скворцова: Для меня очень важны всегда были картины природы, просто что-то красивое. Важна красота вокруг и внутри. Очень много композиций посвящено друзьям и любимым людям.


ВИДЕО: Beyond The Horizon «Moto Safari»




Как вы думаете, можно ли заинтересовать публику, которая далека от интеллектуальной музыки?


Наталья Скворцова: Когда музыкантам сложно играть, тогда слушателям сложно слушать. Когда нам всё интересно и всё нравится, ни у кого не возникает вопросов: что это, зачем это и о чём это. По крайней мере, по моему опыту так.


Виктор Радзиевский: Я вижу два направления для деятельности, продвижения и развития этого проекта. Первое — это охватить как можно больше людей в России. То есть мы провозглашаем новый тренд — «русскую импровизационную музыку» (хотелось бы в это верить). И хотелось бы, чтобы русские знали, что есть такая музыка. Второе — это сама музыка. Я думаю, музыканты со мной согласятся: она должна о себе заявить. Есть огромное количество музыкантов, которые этим занимаются. Просто не говорят это так, как это мы решили сказать. Поэтому, с одной стороны, укрепление позиций для этого тренда в России путём того, что ансамбль будет выступать на наших фестивалях, в лучших клубах в Москве и в других городах. А во-вторых, это, конечно, европейские фестивали, европейские клубы и вообще любые, куда могут позвать. Можно говорить ещё о том, что спустя где-то полгода будет записан альбом и наверняка издан на одном из наших лейблов. Об этом мы еще серьёзно не думали. Но будьте уверены, что вы о нас ещё услышите.


Взгляд второй. Впечатления неподготовленного слушателя


О джазе можно говорить долго. Можно говорить скучно. Можно говорить интересно. Но что может сравниться с живым исполнением в камерной уютной обстановке в один из последних ноябрьских вторников?


Казалось бы, вторник — день совершенно не концертный. Оно и верно: в зале Клуба Алексея Козлова едва можно насчитать с десять человек, хотя стрелка часов уже давно перешла за отметку 20:00 и продолжает предательски ползти дальше вниз. Люди приходят: парами, поодиночке, простые слушатели, меломаны, фотографы. Атмосфера камерных джазовых концертов всегда какая-то особенная. Слишком расслабленная… Нет. Немного ленивая? Снова нет. Просто неторопливая. Да и куда бежать во вторник вечером после работы? Тем более с девушкой или подругой. Вот и зрители медленно вплывают в зал, заказывают по чашке кофе или бокалу чего-либо покрепче и принимаются за разговоры.


Инструменты замерли в безмолвии. Уже через несколько минут клавиш коснутся пальцы пианистки, а по струнам контрабаса двинется смычок. А пока — помолчим.


На сцене Виктор Радзиевский представляет Beyond the Horizon. Это саксофонист Дмитрий Мосьпан, пианистка Наталья Скворцова, контрабасист Сергей Корчагин и барабанщик Александр Зингер. Сегодня день премьеры. Сегодня ещё ничего не известно. Поэтому — помолчим.


Всё начинается очень спокойно, нет той внезапности, которой так радуют шальные нервы фанатов музыканты-рокеры. Наоборот, всё нарочито спокойно, и даже композиция, которая открывает концерт, называется «Мантры». Первые несколько минут взгляд невозможно отвести от ярко-оранжевого, цвета сочного апельсина платья Натальи Скворцовой. На нее хочется смотреть, её хочется слушать. Хочется убрать всё и оставить только фортепиано, его мягкий, фланелевый звук. Но этот концерт — не концерт одного инструмента, не соло. И вот уже через пару минут с лиричными клавишами вполне гармонирует «похудевший» контрабас, лишившийся своего солидного деревянного брюшка ввиду модернизации электричеством. И только потом ухо привыкает к, казалось бы, самому классическому, самому обязательному, по мнению обывателя, в джазовом концерте инструменту — к тенор-саксофону. Не вливаются в общую гармонию только барабаны. Слишком громкие, слишком яркие. Им бы немного назад, а они впереди.


ВИДЕО: Beyond The Horizon «Mantra»




Следом за «Мантрами» идут «Приметы». За «Приметами» — «Оттепель». Первое отделение — это композиции авторства Натальи Скворцовой. Постепенно привыкаешь к джазовым гармониям, и ритм уже не кажется непривычным уху, привыкшему к стандартным роковым четырем четвертям. Размер меняется, сжимается, уплотняется, затем наполняется воздухом и снова возвращается в первоначальное состояние. И вот, когда играют «Северное море», ты уже видишь его медленные и холодные волны, желтовато-белую от полярного солнца, мыслящую водную гладь. И тут, когда всё вибрирует уже где-то на уровне подсознания, объявляют перерыв. Пауза. Но в канве уже прорезалась и зияет дыра, которую не заштопать, не заделать. Ты выпадаешь из гармонии вечера, и теперь это не инструменты диссонируют с твоим слухом, но дисгармонируешь ты сам.


Второе отделение концерта — это произведения Дмитрия Мосьпана. Они более живые, более «электрические». Ты видишь, как остальные, сидящие там, в зале ловят волну. Как музыка проникает в них, как она живёт там, но твоя ниточка потеряна. «Станция Электрон» и стандарт «Summertime».


ВИДЕО: Beyond The Horizon «Summertime»




И сцена пустеет. И ты медленно собираешь вещи. И ещё долго-долго думаешь над тем, что услышал. Звуки, тона, полутона ещё долго играют в твоей голове, сбивая ритм, идя с ним вразнобой. К такой наполненной музыке нужно привыкать. Её невозможно понять сразу, это не «быка за рога», с ней такой фокус не пройдёт. И все же — послевкусие остаётся.


Moscow-New Orleans Jazz Project - интернациональный проект квартета Дмитрия Мосьпана, в котором играют титулованные российские музыканты Иван Фармаковский, Макар Новиков и Саша Машин, и джазменов из Нового Орлеана – трубача Эшлина Паркера (Ashlin Parker) и тромбониста Майкла Уотсона (Michael Watson).


Идея проекта появилась весной прошлого года, когда во время съемок телешоу «Большой Джаз» на канале «Культура» российские джазовые музыканты познакомились и подружились со своими американскими коллегами. Эшлин и Майкл участвовали в записи телепроекта в составе оркестра-обладателя премии Грэмми «New Orleans Jazz Orchestra» под управлением трубача-виртуоза Ирвина Мэйфилда. А саксофонист Дмитрий Мосьпан участвовал в проекте в роли конкурсанта. По итогам телеконкурса Мосьпан стал победителем «Большого Джаза» и в качестве главного приза был приглашен на гастроли в Новый Орлеан. В октябре того же года музыканты совместно выступали в самых известных клуба Нового Орлеана. (The Spotted Cat Music Music Club, Irvin Mayfield`s Jazz Playhouse, Snug Harbor Jazz Club, Dos Jefes Uptown Cigar Bar). Совместная работа продолжилась в 2014 году, в период гастрольного тура по США Оркестра Игоря Бутмана, в составе которого саксофонист выступает последние 15 лет. А теперь это сотрудничество будет презентовано и в России: на фестивале музыканты сыграют специальную программу, в которой прозвучат оригинальные мелодии Нового Орлеана и авторские композиции.


Cаксофонист, композитор, аранжировщик, солист оркестра Игоря Бутмана, участник квинтета Вадима Эйленкрига и квартета Ивана Фармаковского, а также лидер cобственного ансамбля Импульс Бэнд начал свою карьеру как вундеркинд. В 14 лет Мосьпан солировал в Оркестре Олега Лундстрема, а уже в 16 лет занял место первого тенор-саксофониста в Оркестре Игоря Бутмана, вместе с которым объездил пол-мира и выступил на сценах лучших концертных залов мира.


В 2005 году музыкант прошёл стажировку в университете "New School" в Нью-Йорке по образовательной программе "Open World" и выступил в легендарном нью-йорском клубе "Blue Note" в составе ансамбля "Open World Russian Octet'' вместе с Кларком Тэрри, Джимми Хитом и Кенни Бэрроном.


Свой дебютный альбом "On the waves" Дмитрий записал в Нью-Йорке в 2012 году вместе с ярчайшими представителями мейнстримового крыла нью-йоркской джазовой сцены: трубачом Виталием Головнёвым, пианистом Бенито Гонзалесом, контрабасистом Джеральдом Кэнноном и барабанщиком Родни Грином. Мосьпан написал для альбома “On The Waves” весь материал и подобрал музыкантов, которые как нельзя лучше чувствуют его стиль и манеру исполнения.


Вот что сам Дмитрий Мосьпан говорит о записи альбома: "Для меня было огромным удовольствием работать над записью альбома On The Waves. Джеральд и Бенито пришли в студию с искренней радостью. Они прослушали музыку заранее и она пришлась им по вкусу и по духу. Родни безупречно читал ноты и справлялся со своей партией буквально с первого дубля. Что касается Виталия, годы совместного музицирования не прошли даром. Он хорошо понимал и чувствовал мою музыку. Благодаря этому в студии царила невероятно позитивная атмосфера, что позволило в кратчайшее время найти взаимопонимание между музыкантами и достичь желаемого результата".


Igor Butman Music Group


Кажется, саксофонист Дмитрий Мосьпан мог выпустить сольный альбом уже несколько лет назад — и мастерство, и послужной список позволяли. Однако то, что записанный еще год назад дебютный диск On The Waves вышел после победы на телевизионном конкурсе «Большой джаз» закономерно — при всей неоднозначности проекта телевидение сделало музыканта, уже ставшего звездой жанра, гораздо более популярным.


Волгоградский вундеркинд Мосьпан уже в 14-летнем возрасте работал в оркестре легендарного Олега Лундстрема. Александр Осейчук, едва ли не главный в России саксофонист-педагог, прямо сказал ему в свое время: «Мне вас учить нечему», выдав тем самым молодому музыканту серьезнейший кредит доверия.


Впрочем, тому было чем ответить. После лундстремовского оркестра он работал в оркестре Игоря Бутмана, сотрудничал с лучшими российскими джазменами — пианистом Иваном Фармаковским, трубачами Германом Лукьяновым и Вадимом Эйленкригом, барабанщиком Виктором Епанешниковым, певицей Анной Бутурлиной и многими другими.


Дмитрий Мосьпан много выступает с американскими музыкантами. И в России, и на родине жанра его партнерами были Эдди Хендерсон, Кевин Махогани, Кларк Терри, Кенни Бэррон, Ричи Коул — имена, весьма значимые для современного джаз-мейнстрима.


И тем не менее, несмотря на весь этот бэкграунд, альбом On The Waves, записанный в Нью-Йорке с участием трубача Виталия Головнева, пианиста Бенито Гонзалеса, контрабасиста Джеральда Кэннона и барабанщика Родни Грина, все-таки выглядит довольно смелым шагом.


Прежде всего потому, что для дебютных джазовых альбомов не очень характерно полное отсутствие классических пьес, того, что называется «стандарт» — Мосьпан включил в него только собственные сочинения. Поступок весьма амбициозный и рискованный.


Впрочем, судя по всему, это решение принималось не с кондачка. Музыкант прекрасно владеет формой и умеет сочетать ее с содержанием. Ни в одной из пьес — будь-то открывающая полуигровая Hobbits или летящая «морская» заглавная тема — нет излишней увлеченности техникой или, наоборот, глубокомысленного топтания на одном месте. Перед нами работа музыканта, знающего себе цену.


Думается, именно это и сделало запись интернационального состава столь органичной. Американские музыканты принимают Мосьпана как автора — и потому уверенно сообщают работе оригинальную, можно сказать, корневую энергию.


На этом фоне виртуозные и очень точные соло лидера звучат ярко, свежо, вдохновенно. Замыкающая альбом на первый взгляд легкая, но при этом энергетически очень мощная Compassion с ее прекрасным диалогом саксофона и трубы выглядит не только кодой, но и обещанием продолжения.


Вряд ли On The Waves можно назвать прорывом или откровением — но, честно сказать, откровения вообще редки, даже если брать планетарный масштаб. On The Waves — это фактически образец того, как может звучать современный джаз, остающийся в рамках жанра, не экспериментирующий с этникой или роком. И оказывается, что эта музыка продолжает оставаться изящной, интересной, вдохновляющей.


деловая газета «Известия»


В июле 2013 года Московский джазовый оркестр под управлением Игоря Бутмана совершил большой и успешный тур по лучшим джазовым фестивалям Европы - Umbria Jazz Festival в Италии, Jazz a Juan во Франции, Wigan Jazz Festival в Великобритании.


Журнал Downbeat о выступлении Оркестра Игоря Бутмана на Umbria Jazz Festival The Igor Butman Big Band, an outfit of virtuosos, offered a 90-minute set that displayed their mastery of post-Dizzy Gillespie jazz orchestra language, rendering both bright numbers and ballads with the precision, flair and swing of the Atomic-era Basie Band on steroids and a “We will crush you” attitude reminiscent of the better editions of the Buddy Rich Orchestra.


Most of the indoor concerts during the first several days were by bands from Europe. The Igor Butman Big Band, an outfit of virtuosos, offered a 90-minute set that displayed their mastery of post-Dizzy Gillespie jazz orchestra language, rendering both bright numbers and ballads with the precision, flair and swing of the Atomic-era Basie Band on steroids and a “We will crush you” attitude reminiscent of the better editions of the Buddy Rich Orchestra. Butman’s own extravagant tonal personality on tenor saxophone came through on a vibrato-laden tour de force entitled “Samba de Igor” and on ?Nostalgia,” on which he showcased his wide dynamic range on a creative intro solo based on “Miles’ Mode,” then stated a refrain that evoked the cool blueness of Be

nny Carter and Benny Golson, uncorking a long, build-to-climax statement.


Tenor counterpart Dmitry Mospan offered a Frank Foster-esque solo on an arrangement of “Dark Eyes” by pianist Nick Levinovsky that featured a long, crisp sax-section soli and symphonic flourishes toward the end. Later, Mospan concluded on Levinovsky’s “Africa Brass,” based on John Coltrane’s “Blues Minor,” with a turbulent, big-sound solo evocative of early ’60s Coltrane, counterstating an old master turn by trombonist Alevtina Polyakova that showcased her control of rhythm, tone and velocity and a fleet, boppish solo by alto saxophonist Iliya Morozov that had the feel of Gigi Gryce.


Later in the show, Butman introduced world-class vocalist Fantine Pritoula, who sang the lyric of “Night In Tunisia”—done in a Dizzy-meets-Machito style—in a full contralto, scatting cogently until the famous break. Then she sang Chick Corea’s “You’re Everything” with sensitive phrasing, setting up Butman’s warp-speed, crisply articulated solo.


Победитель телеконкурса «Большой Джаз» саксофонист Дмитрий Мосьпан представляет свой дебютный альбом “On The Waves”.


Дмитрий Мосьпан стал известен задолго до победы в «Большом джазе». Cаксофонист, композитор, аранжировщик, солист оркестра Игоря Бутмана, участник квинтета Вадима Эйленкрига и квартета Ивана Фармаковского, а также лидер cобственного ансамбля Импульс Бэнд начал свою карьеру как вундеркинд. В 14 лет Мосьпан солировал в Оркестре Олега Лундстрема, а уже в 16 лет занял место первого тенор-саксофониста в Оркестре Игоря Бутмана, вместе с которым объездил пол-мира и выступил на сценах лучших концертных залов мира.

В 2005 году музыкант прошёл стажировку в университете "New School" в Нью-Йорке по образовательной программе "Open World" и выступил в легендарном нью-йорском клубе "Blue Note" в составе ансамбля "Open World Russian Octet'' вместе с Кларком Тэрри, Джимми Хитом и Кенни Бэрроном.


Вот что говорит независимый нью-йоркский джазовый журналист Dr Tough об игре Дмитрия: «На своём дебютном альбоме Дмитрий Мосьпан, которому сейчас 30 лет, демонстрирует свою зрелость и как музыкант, и как композитор. Как саксофонист он, безусловно, - преданный последователь Джона Колтрейна и его наследия, использующий импровизационный язык Трейна, чтобы выразить свои идеи и расширить свой словарь. Также в музыке Мосьпана можно заметить влияние Уэйна Шортера и Майкла Бреккера, творчество которых он тщательно изучил и положил в основу развития собственного стиля: подвижные и стремительные фразы, впечатляющий звук во всём диапазоне инструмента и сложнейшие с гармонической точки зрения пассажи. В дополнение ко всему, Мосьпан блестяще свингует, а для джазмена это, пожалуй, важнейшее качество».


Дмитрий написал для альбома “On The Waves” весь материал и подобрал музыкантов, которые как нельзя лучше чувствуют его стиль и манеру исполнения. Альбом был записан в Нью-Йорке в 2012 году вместе с ярчайшими представителями мейнстримового крыла нью-йоркской джазовой сцены: трубачом Виталием Головнёвым, пианистом Бенито Гонзалесом, контрабасистом Джеральдом Кэнноном и барабанщиком Родни Грином.


Вот что сам Дмитрий Мосьпан говорит о записи альбома: "Для меня было огромным удовольствием работать над записью альбома On The Waves. Джеральд и Бенито пришли в студию с искренней радостью. Они прослушали музыку заранее и она пришлась им по вкусу и по духу. Родни безупречно читал ноты и справлялся со своей партией буквально с первого дубля. Что касается Виталия, годы совместного музицирования не прошли даром. Он хорошо понимал и чувствовал мою музыку. Благодаря этому в студии царила невероятно позитивная атмосфера, что позволило в кратчайшее время найти взаимопонимание между музыкантами и достичь желаемого результата".




После двух недель репетиций и съемок на "Мосфильме" c "New Orleans Jazz Orchestra" под управлением Irvin Mayfield, Дмитрий был выбран победителем телеконкурса и удостоился главного приза - ангажемента на 10 дней в Новый Орлеан (США).


Специально для перспективных музыкантов компания «МегаФон», генеральный партнер Фестиваля «Усадьба Джаз», учредила Премию «Будущее зависит о тебя». Экспертное жюри присудило победу группе Дмитрия Мосьпана «Импульс Квартет», которой теперь предстоит запись собственного диска.


В первые выходные лета на пяти площадках музея-усадьбы «Архангельское» развернулся один из крупнейших российских музыкальных марафонов под открытым небом. Зрители увидели выступления музыкантов из разных стран мира: России, Украины, Словакии, Норвегии, Голландии, Франции, Великобритании и, конечно, США — родины джаза. Все желающие могли поиграть во фрисби под звуки музыки и проявить свои творческие способности в open-air зоне «МегаФон», а маленькие гости «Усадьбы Джаз» под присмотром опытных аниматоров веселились на игровой площадке «На старт! Внимание! Jazz!».


По сложившейся традиции на фестивале вручалась награда от компании «МегаФон» для молодых и перспективных музыкантов «Будущее зависит от тебя». Компетентное жюри в лице Алексея Певчева, журналиста «Известий», Кирилла Мошкова, главного редактора портала джаз.ру, Араика Акопяна, руководителя клуба Алексея Козлова, Николая Моисеенко, известного саксофониста и участника европейских фестивалей, выбрало из участников сцены «МегаФон» Jazz Club группу, достойную почетной награды. По итогам голосования выяснилось, что будущее джаза зависит от «Импульс Квартета» Дмитрия Мосьпана. В подарок от «МегаФона» лауреат премии «Будущее зависит от тебя» получил возможность записать собственный альбом в профессиональной студии.


«Я очень рад, что мы победили, — делится своими впечатлениями музыкант Дмитрий Мосьпан, — Мы накопили очень много интересного материала, которым хочется поделиться со слушателем. Так что возможность записать альбом – это настоящий подарок для нас. Надеемся, результат нашей работы станет, в свою очередь, подарком для всех ценителей джаза. Мы очень постараемся, чтобы это было так».